Габриэлла Гомес Монт и Антонио Вега Макотела
Голоса (навстречу другим институтам). Выпуск 22

Та самая красная дверь.
Как мы теперь встретимся?

Все мы помним, какими непростыми оказались месяцы, которые весь мир неожиданно для себя провел в карантине. Небольшая вариация генетического кода – и вот уже коронавирус COVID-19 распоряжается по всему миру. В отсутствие эффективной современной терапии приходится прибегать к древнейшему методу борьбы с эпидемиями – карантину.

Глобальный карантин, несомненно, повлиял на то, как мы обращаемся, общаемся, имеем дело с другими людьми. Наши представления об интимном и общем продолжают меняться, наши города вновь закрываются и приоткрываются, а тем временем со всей остротой встает новый вопрос: как же мы теперь встретимся?

Эхо от каждого индивида расходится по обществу концентрическими кругами, и так было всегда. Пандемия выявила глобальные структурные проблемы: ведь дело оказалось не только в самом вирусе, но и в специфических особенностях, проявлениях отзывчивости или бездушия, которые красноречиво (пусть подчас и молчаливо) свидетельствуют о символическом фундаменте общества; здесь стоит упомянуть и о жестких мерах в Чили, Бразилии и Китае, и о проявлениях расизма и повороте к авторитаризму в Соединенных Штатах, и о системных проблемах в Мексике, Индии, ЮАР, и о напряженности и недостатке координации между странами Евросоюза, и, наконец, о коллективной ответственности, проявившейся во многих городах Азии. Вдобавок правительства многих стран воспользовались ситуацией, чтобы нанести серьезный удар по гражданскому обществу, поставив под угрозу соблюдение базовых гражданских прав.

Коронавирус подчеркнул и обострил социальное неравенство, выявил проблемы, к которым непросто подобрать решение: этнический фактор бедности, избыточное применение насилия со стороны государства, которое опирается на устаревшую и изжившую себя идеологию, никак не соответствующую прогрессивным идеям и убеждениям. После окончания пандемии нам предстоит полностью пересмотреть наши взаимоотношения с окружающими – и с теми, кого мы любим, и с теми, кого боимся. С чудовищами и товарищами.

Новые формы политического бытия обнаруживаются в ворковании разлученных пар, в тайной жизни матерей семейств, да даже и в нас самих, в наших самых интимных проявлениях. Щедрый урожай тайн ждет всякого, кто захочет его собрать. Сидя у плоских экранов в четырех стенах, мы так или иначе переосмысляем жизненные ценности. Мы все оказались в одной ситуации: государство уже не в состоянии заботиться о нашей безопасности. Вся система подавления, преследования и заглушения несогласных свелась к макиавеллизму, допускающему жертвы в виде чужих жизней. Истинная безопасность достижима лишь при условии истинной эмоциональной близости с окружающими, простирающей гипотетические объятия даже к тем, кого с нами больше нет. Повседневная жизнь играет важную политическую роль – арены потайной социальной борьбы, которая переносится из одной изоляции в другую через окружающую всех нас невидимую энергетическую и силовую сеть. Монашеское отвержение жизни во время пандемии и нарушения, призванные поддержать существование, создают почву, на которой прорастут новые представления о мире.

Итак, каким может – и должен – стать культурный, творческий ответ на навязанную нам ситуацию переосмысления окружающей действительности? Как принять тот факт, что привычный нам мир сгинул, не отчаиваясь, но используя новую реальность как питательную среду для самых радикальных идей?

В попытке решить эти вопросы мы объединили усилия с Королевской академией изящных искусств в Амстердаме. «Красная дверь» (Red Door Project) – проект, основанный на сочетании художественных и социальных практик. Он призван сплетать нити в ткани – сживлять друг с другом до тех пор, пока не образуется орган. Задача этого органа – создавать и поддерживать связи между Академией и кварталом, окружающим ту самую «Красную дверь», за которой (физически и символически) живет проект, а заодно соединить его и с другими мировыми органами и организмами. Ткань, орган, организм – части живой природы, к ней же относится и красная дверь. Ведь красный – это цвет крови, а точнее, гемоглобина, который доставляет органам кислород, отвечает за обмен веществ и производство энергии, необходимой для роста, развития, размножения и взаимоотношений с окружающими. Таким образом, красная дверь работает и как живое существо, и как коридор, ведущий в другие части света. За пределами обусловленных ей взаимосвязей нет ничего существенного.

Мы исходим из следующей аксиомы: зарождение и претворение в жизнь новых форм взаимодействия в любом случае должно исходить изнутри сообщества, а не навязываться ему извне. Таким образом, наше исследование становится органическим, гибридным, многоплановым методом освоения гиперлокальных, субъективных пространств, со временем позволяющим перейти к более общим, универсальным выводам относительно социального, урбанистического, политического, культурного и эстетического устройства общества, а затем вернуться на микроуровень, тем самым описывая бесконечные петли и захватывая все новые и новые сегменты социума.

Мы убеждены, что динамичный процесс, состоящий из взаимозависимых компонентов, может сам по себе служить (и становиться) художественным жестом, при условии, что он занимается поэтическим расширением языка (допустим, социального или эмоционального) и создает таким образом новые смыслы. Мы считаем, что искусство принадлежит всему миру и соединено с ним не менее плотно, чем клетки, которые соединяются в ткани, образуя органы и организмы, индивидуальные и коллективные; организмы, невидимым глазу образом перетекающие друг в друга.

Учитывая все вышесказанное, мы хотим, чтобы «Красная дверь» работала не только как лаборатория, исследующая художественные процессы в определенном сообществе, но и как способ расширения воображаемого и развития гражданского общества. Она будет вызывать на разговор, создавать смыслы, изобретать новые способы артикуляции эмоций и построения гражданской инфраструктуры – иными словами, обеспечивать промежуточную территорию эксперимента.

Искусство и политика по-разному трансформируют реальность. Но что будет, если начать их сочетать в разных комбинациях и дозах? Взяв эту идею за основу, Антонио и Омар Вега Макотела, художники, работающие с самыми разными сообществами, объединили усилия с Габриэллой Гомес Монт – специалисткой по соучаствующим и творческим городским практикам, успешно работавшей в разных странах Америки, Европы и Азии.

Безопасная дистанция, которая необходима, чтобы не заразиться коронавирусом, отнюдь не требует дистанции социальной. Мы убеждены, что назрели новые пути и способы общения, искусство же не может оставаться в стороне, сохраняя статус сферы, постижимой лишь для немногих избранных (чем зачастую грешат актуальные художественные практики). Художники должны стать более демократичными и доступными, апеллируя к самым разным способам восприятия, основанным на чуткости и взаимосвязях с окружающими. Жизнь в башне из слоновой кости, гарантирующей независимость и самодостаточность, была лишь экспериментом, и сейчас на наших глазах самые престижные культурные институции начинают осознавать, насколько шаткой была эта конструкция и как стремительно она разваливается.

Иными словами, основополагающий вопрос, способный привлечь к исследованию самые разные сообщества, состоит в следующем: что делать искусству и культуре сегодня, когда устоявшаяся риторика утратила смысл, а любые варианты будущего оказались под вопросом? Как повлиять на политическое и общественное воображаемое и предложить обустройство новых миров внутри уже существующих?

Габриэлла Гомес Монт – основательница «Городской лаборатории» (2013 - 2018) – экспериментальной отдел городской администрации Мехико, заслужившей целый ряд международных наград. Сегодня основное направление ее деятельности – передвижное креативное бюро Experimentalista («Экспериментатор»), которое работает с разными городами, меняя форматы и сочетая художественные дисципплины с гуманитарными в зависимости от места и задачи. Габриэлла интересуется всем, что связано с городами и их устройством, а еще она журналист, художник, режиссер-документалист и креативный консультант в нескольких городах, университетах и компаниях.

Антонио Вега Макотела – художник, живет и работает между Мехико и Амстердамом. Его мультидисциплинарные проекты всгда связаны с конкретными местами и сообществами, а его интересы сосредоточены вокруг представлений о труде, стоимости и обмене, в особенности – в связи с социальными отношениями, их регулировкой и налаживанием. Антонио Вега Макотела выставлялся во всех основных музеях Мексики, а также Музее Хаммера в Лос-Анджелесе, участвовал в 14-й Стамбульской биеннале и в «Документе 14».

Download PDF