Эпизод 04: Александра Тимонина
«Открытый микрофон» / «Работа и социальная дистанция»

Иллюстрации Мартина Гроха

Александра Тимонина – аспирантка факультета философии и культурного наследия в университете Ка’ Фоскари. Она переехала в Венецию пять лет назад и успела поработать над образовательной программой одной из предыдущих биеннале.

Я пишу диссертацию по современному искусству в университете Венеции, а еще работаю в центре российской культуры. Карантин застиг меня на родине, в Москве: я приехала в середине февраля, потому что для диссертации нужны архивные материалы. В Венеции я живу довольно давно – целых пять лет, и уже успела поучаствовать в образовательной программе биеннале. Этот город бесконечной красоты и энергетики стал для меня не менее родным, чем Москва. Все личные встречи у меня отменились, а проекты, в которых я должна была участвовать, отложены на неопределенный срок – разумеется, мои планы на ближайшие 6-7 месяцев от этого пострадали, но, по счастью, можно продолжать работу над диссертацией, хотя существенная часть библиотеки и осталась в Венеции. Сейчас режим работы примерно такой же, как накануне какого-нибудь важного дедлайна, когда полностью погружаешься в проект и не встаешь со стула. Работа такого рода, как у меня, сама по себе одиночная, изначально предполагает своего рода социальную дистанцию, так что я думала, что на карантине ничего особенно не изменится. Но получилось не совсем так. Оказалось, очень мешает невозможность наверняка понять, когда я смогу оказаться дома, в Венеции, начать нормально встречаться с людьми, действовать, строить планы.

Сложившаяся ситуация сказывается в нашей жизни буквально на всем, в том числе и на работе, которая, конечно же, никогда не будет прежней. Уже сейчас ясно, что вся система, от организации до отношений между людьми, была в корне ошибочной. Есть масса проблем, которые давно назревали, а в результате карантина предельно обострились. Малооплачиваемый труд, устаревшая идея почасовой оплаты, неравенство, эксплуатация, полная неготовность к растущей автоматизации – вот только некоторые примеры вопросов, которые настоятельно требуют решения. Взять даже такую простую вещь, как удаленная работа. На самом деле она требует условий, которые современный город далеко не всегда готов предоставить. Человек среднего достатка, как правило, использует свою квартиру исключительно для жизни. Добавить туда еще одну комнату, чтобы сделать там кабинет, стоит очень дорого; далеко не каждый удаленно работающий специалист может себе такое позволить. Москва, как и многие другие большие города, исторически устроена таким образом, что мало кто в состоянии сосредоточить всю жизнь в пределах одного района. И разного рода коворкинги тут мало что меняют. Во время карантина, когда людям волей-неволей пришлось обустраивать рабочие места у себя дома, оказалось, что невероятно сложно совмещать, скажем, детей и дедлайны, особенно когда задача требует концентрации или тишины – а иначе наукой заниматься невозможно.

Еще одно проявление несправедливости системы – отсутствие пособий: многие оказываются на грани голода. В этом смысле город на лагуне устроен предельно хрупко, далеко не только из-за того, что это город-памятник в угрожающей экологической ситуации. Организация труда здесь тоже очень ненадежная. Туризм создал серьезный перекос, выдавил из города местных жителей, вызвал чрезмерную зависимость от сезонных циклов, к которым приноровился и рынок труда, непропорционально зависящий от приезжих. Венецианцам и без того приходится непросто – ситуация в принципе нестабильная, а тут еще и глобальный кризис. Как я выяснила, здесь очень многие заняты в сезонных художественных и культурных проектах: вся жизнь зависит от денег, которые будут заработаны в эти месяцы. Теперь, когда случился форс-мажор, стало очевидно, что у этих людей нет никаких гарантий и никакой защиты. Понятно, что затраты на культуру будут сокращаться при каждом экономическом вираже, но сегодня почти все молодые специалисты в сфере культуры – а их положение и в лучшие времена было крайне ненадежным – оказались в очень сложной ситуации. И это лишний раз подтверждает несправедливость системы, финансирующей только краткосрочные проекты, приносящие немедленный результат.

На самом деле искусство и культура – это медленные процессы, их сиюминутный эффект почти не поддается измерению. Однако они остаются важнейшей движущей силой общества, проводниками, делающими наши отношения с реальностью более глубокими и гуманными. Мы должны оберегать их общими усилиями. Но делать это и дальше невозможно, если коренным образом не пересмотреть отношение к работе и способы ее оценки. Культурные институции должны доказать свою важность, использовать все рычаги, чтобы обратить внимание общества на эти тревожные тенденции.

Эпизод 04: Александра Тимонина
Download PDF