Кэт Гудфеллоу. Диалог с Нинель (Amiko_Chan) Нуретдиновой
Голоса (навстречу другим институтам). Выпуск 28

Ваша первая игра: что это было? Где вы находились? В каком виртуальном мире вы оказались?

Нинель Нуретдиновой
Если говорить о самой первой игре, то это был тетрис, но вряд ли тут можно долго рассуждать о виртуальном мире. Мои первые настоящие игры были: приключенческие (Tomb Raider), градостроительные симуляторы (Tycoon City: New York) и экономические стратегии (Faraon). Эти жанры до сих пор в числе моих любимых. В последних двух случаях игрок оказывается в приближенных к реальности мирах, а в первом открывается дивный затерянный мир.
Кэт Гудфеллоу
У меня тоже были приключения и открытия. В детстве мы с братом играли в Midnight Rescue и Treasure Mountain! – головоломки-платформеры, где надо было искать сокровища и проходить квесты. Помню, как мы обрадовались, когда наткнулись в Treasure Mountain! на потайную пещеру. Никаких дополнительных очков за нее не полагалось, но самим по себе открытием мы страшно гордились. Чуть позже мы подсели на Дюка Нюкема – поначалу в урезанной версии, но потом удалось найти, где в меню включается контент для взрослых. Помню, что игру мы загружали из командной строки, как настоящие программисты. Теперь просто кажется, что я очень старая.

Случалось ли вам встречать в играх ваш собственный город – или, наоборот, в реальности попадать в местность, знакомую по игре? Легко ли было ориентироваться? Насколько точно реальный мир при этом отражается в виртуальном? Какое ощущение вызывала прогулка – необычное или привычное

Нинель Нуретдиновой
Да, случалось. И это совершенно фантастическое чувство. Что оказываться в городе из игры, что видеть в игре город из жизни – все вызывает одинаковое восхищение. Чаще всего ориентироваться бывает легко. Более того, всегда интересно сопоставлять одно с другим, находить отличия или сходства. Меня восхитили такие игры, как Tom Clancy’s The Division и Spider-Man. Их действие происходит в Нью-Йорке, и мне было приятно в процессе игры вспоминать свои путешествия. Теперь очень хочется посетить реальные места из игры, которые запали мне в душу. Конечно, невозможно идеально точно воссоздать город в игровой реальности, но чаще всего это и не нужно – хватает ключевых зданий, улиц и перекрестков.
Кэт Гудфеллоу
Мне никогда не доводилось жить в таком месте, про которое хотелось бы сделать видеоигру. В этом, пожалуй, вся проблема. У меня были в основном книжки – и в Петербурге, например, мне обязательно нужно было попасть в места из книг. Про Англию игр довольно мало. Лондон еще встречается – но только в самой туристической своей части, на мой собственный Лондон он не похож. Наверно, такие локации выбирают, потому что они нравятся американской или глобальной аудитории.

Отличается ли восприятие игр, созданных в России, от игр любого другого происхождения? Какие ощущения возникают, когда российские реалии, культурные сюжеты или персонажи используются в иностранных играх?

Нинель Нуретдиновой
В России не такой большой объем выпускаемых игр, но всегда приятно поиграть внутри собственной культуры. Рекомендую глянуть разработчиков, проекты которых отражают культуру разных регионов России: http://www.mooseman.ru/blackbook.html Чаще всего в иностранные игры попадают самые стереотипные представления о России. Примером может послужить серия Call of Duty. Но, несмотря на все стереотипы, побывать в советской Москве из Call of Duty: Black Ops Cold War было приятно. Всегда очень интересно рассматривать детали и оценивать, насколько хорошо их отобразили.
Кэт Гудфеллоу
В 2010 году, когда я впервые заинтересовалась российским игровым рынком, мне попалась статья разработчика из Владивостока, который утверждал, что сложно не столько делать игры, сколько попадать на большие конференции в Москве и Санкт-Петербурге. Ему казалось, что игры, которые выпускаются и пользуются успехом, в недостаточной мере отражают актуальную ситуацию. Для меня это было настоящее откровение, особенно в то время, 10 лет назад.

Интересно, что он и его товарищи, независимые гейм-дизайнеры, думают сейчас, когда скоростной интернет стал общедоступен, а игры по большей части приобретаются онлайн? Каким образом можно показывать в играх российскую культуру и общество, если девелоперы из отдаленных городов не в состоянии выйти на внутренний рынок?

Нинель Нуретдиновой
Мне кажется, что сейчас многое поменялось, в первую очередь благодаря высокоскоростному интернету. Буквально вчера я общалась с разработчиком онлайн-игры из Новосибирска (Сибирь), который принимал участие в турнире инди-игр и занял призовое место. Таким образом он, возможно, найдет издателей, спонсоров, а в первую очередь – игроков. К тому же в период пандемии и самоизоляции все вопросы решаются через интернет, так что проблема отдаленности многих частей страны отпала сама собой.

В играх типа «Сталкер» и «Метро 2033» знакомые пространства, отравленные радиацией, изменяются до неузнаваемости. Персонажам игры предстоит выжить в этой враждебной среде, взаимодействуя с невиданными доселе формами жизни. Пожалуй, эта реальность возникла под сильным влиянием научной фантастики, советской и позднейшей: «Солярис», «Через тернии к звездам», сочинения братьев Стругацких и Пелевина и т.п. Почему эти пространства нас так манят? Что эти игры говорят нам о современной российской культуре? Почему у них столько сиквелов и актуальны ли они по-прежнему?

Нинель Нуретдиновой
Возможно, люди устают от правил и норм реальности и хотят почувствовать себя иначе. С другой стороны, это пояснение в целом подходит под любые видеоигры. А может быть, важно побывать в мире, приближенном к реальности, где ты в кои-то веки успешен и у тебя все получается? Могу с уверенностью сказать, что да, эти игры актуальны по-прежнему.

Какое будущее ждет российский гейм-мир?

Нинель Нуретдиновой
Российский геймдев развивается семимильными шагами. Уже сейчас выходит множество небольших, так называемых инди-игр, в которые интересно играть.

Но вместе с этим встает вопрос доступности иностранных игр для среднестатистического гражданина. Ведущие производители консолей, Playstation и Nintendo, постоянно поднимают цены на свои игры, а комплектующие для ПК в нашей стране (как и во всем мире) достать непросто. Видимо, в ближайшем будущем многим придется играть в игры, которые уже давно вышли – благо, их огромное количество.

Интересная ситуация складывается с VR. Практически в каждом торговом центре есть зона, где можно поиграть в VR-игры. Если раньше они были доступны только в таких зонах, то теперь, как минимум в моем окружении, становится все больше обладателей шлемов виртуальной реальности. Я думаю, причины две: они стоят сравнительно недорого и во время пандемии становятся своего рода заменителями физической активности.

Кэт Гудфеллоу
Проблемы с доступом к новым играм уже наблюдались в период с 2007 по 2013 год, когда я жила в России и писала свою книгу. В тот момент я предполагала, что при такой дороговизне иностранных игр возникнет ниша для независимых российских разработчиков, которые предложат более доступные решения. Однако, по моим данным, для большинства геймеров проблема стояла не так остро: все, что их волновало, – это занимательность игры. А самые интересные новинки в тот момент поступали из США и Европы.

Но я даже представить не могла, что виртуальная реальность станет настолько популярна. В 2007-2008 годах у меня дома вообще не было интернета – тогда было подключено не более 25% домохозяйств. А сегодня интернет есть буквально у всех.

Нинель Нуретдиновой
Да, онлайн стал важен настолько, что сейчас многие оффлайн (!) игры не получится запустить, если ПК или консоль не подключены к сети. Мне стало интересно, что же случится с играми, если внезапно возникнут проблемы с интернетом.

Насколько игровые взаимодействия и стратегии отличаются у геймеров-женщин? Изменилась ли эта ситуация с тех пор, как вы начали играть? Как вы воспринимаете игровой мир, когда исследуете его под маской игрового персонажа?

Женских отличий в игровом поведении я не замечала. У каждого человека могут быть игровые пристрастия абсолютно любого толка. В моем окружении были как девушки-киберспортсменки, лучшие в шутерах, так и парни, любящие играть в милые игры.

Восприятие игрового мира – интересный вопрос. Это всегда активно обсуждается среди друзей-геймеров. Кто-то видит себя всесильным персонажем, кому-то интересно почувствовать себя абсолютно иначе, чем в жизни, а для меня это скорее приключение, в которое я попадаю из настоящего момента. Есть много книг про попаданцев – людей, которые из современного (чаще всего) мира попадают в мир иной. И они со своими понятиями о морали, добре и зле, хороших манерах пытаются в новом мире выжить или справиться с приключениями. Вот у меня так же. Мне невыносимо сложно пойти против себя и сделать в игре то, чего бы я бы не сделала в реальной жизни.

Кэт Гудфеллоу
В 2007 году, когда я жила в Ярославле, в городе было одно-единственное интернет-кафе. В первый раз, когда я туда пришла после занятий, я была единственной женщиной – такого со мной не случалось достаточно давно. Мужчины все были погружены в игры, некоторые из них я даже знала и любила, но сама я никогда не играла, пока там жила.

На следующий год я переехала в Петербург и там стала ходить в двухэтажное интернет-кафе рядом с метро «Садовая». Это было гораздо более гостеприимное и доброжелательное место, где хватало молодежи обоего пола. Играли в основном парни, но общались друг с другом все.

Мне тоже сложно пойти в игре против себя. Если есть возможность выбрать персонажа-женщину, я ей обязательно воспользуюсь: хочется вести себя в игровом мире так же, как и в реальной жизни. В моем детстве видеоигры не были гендерно- маркированы, но со временем они на моих глазах превратились в мужское хобби, с соответствующей стилистикой названий и рекламы. Я страшно удивлялась, если мальчики в школе не обсуждали со мной игры, я-то играла всегда, сколько себя помню. Теперь сдвиг идет в противоположном направлении.

Нинель Нуретдиновой
Все мои подруги (девушки) чаще всего играют мужскими персонажами: говорят, что приятнее смотреть на героя-мужчину. Схожее мнение я слышала и от парней: многим нравится играть женским персонажем, потому что им приятнее на него смотреть. Мне же хочется себя ассоциировать с персонажем.
Скачать PDF